Дмитрий Шуров и его сын Лев в фотосессии для Viva! Бэкстейдж


Фото: Андрей Корень

«Ему точно передалась моя увлеченность. Помню, как я в двенадцать лет не вставал из-за пианино по многу часов, не ходил по подвалам, на свидания, с ребятами. Вот он такой же. Только Лев сидит не за пианино, а за барабанами» , – говорит Дмитрий.

Оле со мной тяжело, но интересно. У нас сейчас не самый легкий период. Ей тяжело, потому что я подвергаюсь нагрузкам, которых раньше не было. И они не проходят бесследно. Оле приходится изо всех сил держать дзен.

– То есть ты такой домашний тиран, да?

Да я дома-то и не бываю. Уже никто не знает, какой я домашний (смеется). Почему я тиран? Я не тиран. Что значит тиран? Это кто?

– «Оля, почему борщ холодный!» – можешь такое заявить и кулаком по столу?

Нет, ты что. Если я ей такое скажу… У нее всегда вкусный борщ.

– У вас дома дзен?

У нас дома… то, о чем я рассказывал. У нас дома есть то, на что мы опираемся. Поверх этого у нас, как и у всех нормальных людей, бывает все. Ну, ножами, конечно, мы не бросаемся, но конфликты бывают.

Продолжение читайте в новом выпуске Viva!

Бэкстейдж фотосессии Дмитрия Шурова для Viva!

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.